Мрачные сказки
Серых дней забытая истина
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Мрачные сказки > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — вторник, 18 декабря 2018 г.
f***ing life Цeз 13:15:07
<<Во мне умер романтик...>>

­­

Я никогда не была романтичной. Свои чувства я не показывала в полной мере. Не любила и не люблю телячьи нежности. Чтобы обнять меня, нужно изловчиться, а ещё быть быстрым, чтобы вовремя съебаться.
Но я помню несколько моментов из жизни, которые греют меня изнутри. Мне так нравится вспоминать их и так больно.
...
Подробнее…Это был далёкий 2010 год. Мне удалось выиграть местечко в программе "Мы Россияне". Опустим все моменты, а поговори о главном. Путь назад из Москвы, мы проводили в поезде. Боковые полки. Тогда я дико понравилась мальчику и он проявлял знаки внимания всю поездку. И я ответила взаимностью, за несколько дней до отъезда. Ночной поезд, за окном мелькают огни городов и станций. Идёт дождь и окна покрылись каплями. Я лежу на своей верхней полке и смотрю как бегут темные деревья. Рука свисает между кроватью и стеной. Он держит за пальцы, нежно гладит руку и читает стихи полушепотом, но мне все слышно. По приезду мы потеряли друг друга, и больше никогда не виделись.
...
Проходит время, первая любовь, первые отношения. Он ждал меня после уроков и часто провожал до дома. Он привил любовь к року и научил играть на гитаре.
Мы идём после школы и о чем-то говорим,мы любили разговаривать. Он ведёт меня в старый заброшенный лагерь в центре города. Четвёртый этаж, открывается вид на город. Он обнимает сзади, целует в макушку и говорит о снах. Строит планы о наших отношениях. Провожает до дома, нежно целует и уходит.
Через пару недель, звонок на телефон. Он просит выйти. Я выхожу и вижу цветы. Мои первые цветы от любимого человека. Прогулки до позднего вечера. Его куртка на плечах. И наша песня. Его поддержка на концертах. Ведь я благодаря ему начала петь и выступать. А потом болезненный разрыв. Слёзы и злоба на мир.
...
Проходят года, я в отношениях с плохим парнем. На улице ливень, а мы в тёплой квартире, в обнимку. Я предлагаю пойти погулять и он согласен. Мы идём, мокрые насквозь, но счастливые. На следующий день я прихожу к нему, чувствую себя не очень, но это не главное. И внезапно я плюхаюсь в полуобморочном состоянии. Он обнимает меня, а я вся горю. Температура под 39. Постель, тёплое одеяло, холодное полотенце на лоб. Я в бреду, но помню как он приносит куриный бульон. Я никогда не ела ничего вкусней. Спустя пару часов мне лучше, он несёт меня домой. Спустя время, разрыв отношений и моя злоба крепчала сильней.
...
Мне 19. Озлобленная на всех и вся,ненавидящая все живое и тут появляется он. Прогулки по городу, стихи, рассказы. Цветы, что дороги были сердцу. До нового года, пару часов. Стук в дверь, он на пороге с большой и красивой коробкой и игрушкой. Я радуюсь как ребёнок и ещё больше эмоций, когда понимаю что это то, о чем я мечтала. Я целую его, благодарю и жду в новогоднюю ночь. Ради меня он бросает свой пост на кпп и идёт ко мне. Мы проводим новогоднюю ночь вместе.
Мой двадцатый день рождения. В ночной суматохе, в подвыпитом состоянии я иду к нему. Он встречает меня с улыбкой, несёт из комнаты цветы и конфеты. Мы лежим и смотрим мультик, заедая все пиццей и колой.
Медвежонок на 14 февраля, он так мне мил и дорог. Он знает что я люблю.
Время идёт, разрыв отношений. Он ушёл по-английски. Я и не страдала. Было просто неприятно.
...
Леса сменяются огнями городов. Ночь во всю окутала улицы. Там за стенами вагона, холодно, а в стенах тепло и уютно. Поезд останавливается. Я схожу с вагона, мне помогают спустить сумку. И я вижу его. Того, ради кого я бросила все. Цветы, не любимые, но приятно. И поцелуй, жаркий и долгий. Первый поцелуй. Мы идём домой, и что бы не было неловких пауз, он говорит. Дом, милый дом. Остывшая пицца, но такая вкусная. Мы ложимся спать, впервые за пол года отношений, вместе. Тепло его тела и я счастлива.
...
Мимолетный взгляд. Он обычный, такие же как и все, но зацепил. Он поцеловал меня, сам, я и не просила. Целуя руки, предплечья,он дарил нежность, а я сходила с ума.
Время спустя, он обнимает меня и кладет меня на свою грудь. Тепло, слышу биение сердца. Хочу уйти, но не могу. Сладко приторный поцелуй. Схожу с ума.
Скоро день города, открыли фонтан. И я как малое дитя, бегу туда, смотреть на огни и воду. И он тоже там. Внезапная встреча. Он мокрый насквозь, но стоит улыбается. У меня время на исходе. Нужно бежать домой. Он провожает меня. Идём по тёмным улочкам, о чем-то говорим и вроде неважно. Вспоминаю песню, говорю ему и она стала нашей.
Пару дней спустя, прошу прогуляться со мной. Он идёт. Мы гуляем по ночному городу,
говорим ни о чем и обо всем. Смотрю на него, а он внезапно тянет меня к себе. Чуть в яму не упала, спас. Берёт за руку и мы идём под светом фонарей, в ночной тишине. Пол ночи провели за разговорами и вроде говорили о ерунде, но расставаться не хотелось.
Еще несколько дней спустя. Я вытаскиваю его гулять. Тот же маршрут, но что-то меняется. Он ведёт меня по темноте, держа за руку. На миг мне даже стало страшно. Приходим на мост. Журчит ручей, стрекочат насекомые. И мы стоим вдвоём, снова разговоры ни о чем. Притягиваю его к себе. Целует в лоб. Прижимаюсь к его груди. Мне спокойно, мне хорошо и тепло. Невольно улыбаюсь. Гуляли до поздней ночи. Решил пройтись по парапету, чуть не упал. Я встала, закрыла лицо руками, чувствую что обнял и к себе прижимает,по волосам гладит. Схожу вновь с ума от этой нежности.
Болезненный разрыв. Истерики, депрессии и снова злоба на весь мир, на него, на себя.
До сих пор скучаю по воспоминаниям, до сих пор больно слушать песни, до сих пор жду сообщений.
Наивная, глупая.


Категории: Мысли в слух, Черным по белому
Вчера — понедельник, 17 декабря 2018 г.
AD / Bulochki Richie the hammer 21:45:24
Где-то за станцию до Курской мне сегодня захотелось, чтобы пахло булочками. Какими-нибудь усыпанными сахарной пудрой круассанами, слоёным тестом, выпеченным ровно настолько, чтобы оно издавало лёгкий хруст, когда разламываешь его пополам.

Сейчас, дома, в кровати, я очень хочу оказаться где-то, где джаз. Я не хочу обсуждать ничьих умерших друзей, бывших, друзей бывших друзей, если честно. Много деструктивных разговоров и людей вокруг меня, и меня одновременно очаровывает и отталкивает эта аура, в ней есть что-то адское.
Ад.
Я представляю себе ад таким, как его описывает Паланик. Где все грешники навеки обречены делать то, что бесит их больше всего. В аду, наверное, я вечно разговаривал бы с Моникой по Скайпу. Ещё в аду меня заставляли бы без остановки заворачивать подарки без скотча. И давали бы мне самые кривые куски бумаги, а я вращал бы их, плакал и водил по их краям клеем-стиком.
Бунин. Кавказ чигур в сообществе Moramo 04:58:11

Homo Agens


Приехав в Москву, я воровски остановился в незаметных номерах в переулке возле Арбата и жил томительно, затворником — от свидания до свидания с нею. Была она у меня за эти дни всего три раза и каждый раз входила поспешно со словами:
— Я только на одну минуту...
Она была бледна прекрасной бледностью любящей взволнованной женщины, голос у нее срывался, и то, как она, бросив куда попало зонтик, спешила поднять вуальку и обнять меня, потрясало меня жалостью и восторгом.
— Мне кажется, — говорила она, — что он что-то подозревает, что он даже знает что-то, — может быть, прочитал какое-нибудь ваше письмо, подобрал ключ к моему столу... Я думаю, что он на все способен при его жестоком, самолюбивом характере. Раз он мне прямо сказал: «Я ни перед чем не остановлюсь, защищая свою честь, честь мужа и офицера!» Теперь он почему-то следит буквально за каждым моим шагом, и, чтобы наш план удался, я должна быть страшно осторожна. Он уже согласен отпустить меня, так внушила я ему, что умру, если не увижу юга, моря, но, ради бога, будьте терпеливы!
План наш был дерзок: уехать в одном и том же поезде на кавказское побережье и прожить там в каком-нибудь совсем диком месте три-четыре недели. Я знал это побережье, жил когда-то некоторое время возле Сочи, — молодой, одинокий, — на всю жизнь запомнил те осенние вечера среди черных кипарисов, у холодных серых волн... И она бледнела, когда я говорил: «А теперь я там буду с тобой, в горных джунглях, у тропического моря...» В осуществление нашего плана мы не верили до последней минуты — слишком великим счастьем казалось нам это.

________________

Подробнее…
В Москве шли холодные дожди, похоже было на то, что лето уже прошло и не вернется, было грязно, сумрачно, улицы мокро и черно блестели раскрытыми зонтами прохожих и поднятыми, дрожащими на бегу верхами извозчичьих пролеток. И был темный, отвратительный вечер, когда я ехал на вокзал, все внутри у меня замирало от тревоги и холода. По вокзалу и по платформе я пробежал бегом, надвинув на глаза шляпу и уткнув лицо в воротник пальто.
В маленьком купе первого класса, которое я заказал заранее, шумно лил дождь по крыше. Я немедля опустил оконную занавеску и, как только носильщик, обтирая мокрую руку о свой белый фартук, взял на чай и вышел, на замок запер дверь. Потом чуть приоткрыл занавеску и замер, не сводя глаз с разнообразной толпы, взад и вперед сновавшей с вещами вдоль вагона в темном свете вокзальных фонарей. Мы условились, что я приеду на вокзал как можно раньше, а она как можно позже, чтобы мне как-нибудь не столкнуться с ней и с ним на платформе. Теперь им уже пора было быть. Я смотрел все напряженнее — их все не было. Ударил второй звонок — я похолодел от страха: опоздала или он в последнюю минуту вдруг не пустил ее! Но тотчас вслед за тем был поражен его высокой фигурой, офицерским картузом, узкой шинелью и рукой в замшевой перчатке, которой он, широко шагая, держал ее под руку. Я отшатнулся от окна, упал в угол дивана, рядом был вагон второго класса — я мысленно видел, как он хозяйственно вошел в него вместе с нею, оглянулся, — хорошо ли устроил ее носильщик, — и снял перчатку, снял картуз, целуясь с ней, крестя ее... Третий звонок оглушил меня, тронувшийся поезд поверг в оцепенение... Поезд расходился, мотаясь, качаясь, потом стал нести ровно, на всех парах... Кондуктору, который проводил ее ко мне и перенес ее вещи, я ледяной рукой сунул десятирублевую бумажку...

________________


Войдя, она даже не поцеловала меня, только жалостно улыбнулась, садясь на диван и снимая, отцепляя от волос шляпку.
— Я совсем не могла обедать, — сказала она. — Я думала, что не выдержу эту страшную роль до конца. И ужасно хочу пить. Дай мне нарзану, — сказала она в первый раз говоря мне «ты». — Я убеждена, что он поедет вслед за мною. Я дала ему два адреса, Геленджик и Гагры. Ну вот, он и будет дня через три-четыре в Геленджике... Но бог с ним, лучше смерть, чем эти муки...
Утром, когда я вышел в коридор, в нем было солнечно, душно, из уборных пахло мылом, одеколоном и всем, чем пахнет людный вагон утром. За мутными от пыли и нагретыми окнами шла ровная выжженная степь, видны были пыльные широкие дороги, арбы, влекомые волами, мелькали железнодорожные будки с канареечными кругами подсолнечников и алыми мальвами в палисадниках... Дальше пошел безграничный простор нагих равнин с курганами и могильниками, нестерпимое сухое солнце, небо подобное пыльной туче, потом призраки первых гор на горизонте...
Из Геленджика и Гагр она послала ему по открытке, написала, что еще не знает, где останется.
Потом мы спустились вдоль берега к югу.

________________


Мы нашли место первобытное, заросшее чинаровыми лесами, цветущими кустарниками, красным деревом, магнолиями, гранатами, среди которых поднимались веерные пальмы, чернели кипарисы...
Я просыпался рано и, пока она спала, до чая, который мы пили часов в семь, шел по холмам в лесные чащи. Горячее солнце было уже сильно, чисто и радостно. В лесах лазурно светился, расходился и таял душистый туман, за дальними лесистыми вершинами сияла предвечная белизна снежных гор... Назад я проходил по знойному и пахнущему из труб горящим кизяком базару нашей деревни: там кипела торговля, было тесно от народа, от верховых лошадей и осликов, — по утрам съезжалось туда на базар множество разноплеменных горцев, — плавно ходили черкешенки в черных длинных до земли одеждах, в красных чувяках, с закутанными во что-то черное головами, с быстрыми птичьими взглядами, мелькавшими порой из этой траурной запутанности.
Потом мы уходили на берег, всегда совсем пустой, купались и лежали на солнце до самого завтрака. После завтрака — все жаренная на шкаре рыба, белое вино, орехи и фрукты — в знойном сумраке нашей хижины под черепичной крышей тянулись через сквозные ставни горячие, веселые полосы света.
Когда жар спадал и мы открывали окно, часть моря, видная из него между кипарисов, стоявших на скате под нами, имела цвет фиалки и лежала так ровно, мирно, что, казалось, никогда не будет конца этому покою, этой красоте.
На закате часто громоздились за морем удивительные облака; они пылали так великолепно, что она порой ложилась на тахту, закрывала лицо газовым шарфом и плакала: еще две, три недели — и опять Москва!
Ночи были теплы и непроглядны, в черной тьме плыли, мерцали, светили топазовым светом огненные мухи, стеклянными колокольчиками звенели древесные лягушки. Когда глаз привыкал к темноте, выступали вверху звезды и гребни гор, над деревней вырисовывались деревья, которых мы не замечали днем. И всю ночь слышался оттуда, из духана, глухой стук в барабан и горловой, заунывный, безнадежно-счастливый вопль как будто все одной и той же бесконечной песни.
Недалеко от нас, в прибрежном овраге, спускавшемся из лесу к морю, быстро прыгала по каменистому ложу мелкая, прозрачная речка. Как чудесно дробился, кипел ее блеск в тот таинственный час, когда из-за гор и лесов, точно какое-то дивное существо, пристально смотрела поздняя луна!
Иногда по ночам надвигались с гор страшные тучи, шла злобная буря, в шумной гробовой черноте лесов то и дело разверзались волшебные зеленые бездны и раскалывались в небесных высотах допотопные удары грома. Тогда в лесах просыпались и мяукали орлята, ревел барс, тявкали чекалки... Раз к нашему освещенному окну сбежалась целая стая их, — они всегда сбегаются в такие ночи к жилью, — мы открыли окно и смотрели на них сверху, а они стояли под блестящим ливнем и тявкали, просились к нам... Она радостно плакала, глядя на них.

________________


Он искал ее в Геленджике, в Гаграх, в Сочи. На другой день по приезде в Сочи, он купался утром в море, потом брился, надел чистое белье, белоснежный китель, позавтракал в своей гостинице на террасе ресторана, выпил бутылку шампанского, пил кофе с шартрезом, не спеша выкурил сигару. Возвратясь в свой номер, он лег на диван и выстрелил себе в виски из двух револьверов.

12 ноября 1937



Категории: Литература, Бунин
показать предыдущие комментарии (12)
02:16:46 comprachicos
А с чего вдруг она вообще должна присутствовать? Смеюсь с этого "должно".
02:20:00 чигур
правда всегда субъективна. хм. хм. мне всегда казалось, что в рецензии должно быть критическое мышление в большей степени присутствовать. Эмоции скорее как реперные точки для того, чтобы обозначить где сталкиваешься со смыслом, парадоксом чем-то важным. а потом несколько отделяешься от этого
02:30:59 comprachicos
Ты берешь выданное тебе за абсолютную истину? Как по мне, мы сейчас воду жевать пытаемся. Опора на чувствах - это субъективность в чистом виде. Ты смотришь на работу со СВОЕЙ стороны. И даже если ты рассматриваешь несколько углов этой же работы, смотрителем ты остаешься все тем же.
03:18:10 чигур
нет, я ее вообще не так чувствую, учитывая то, что для меня герой поступил так, чтобы уничтожить в себе и жену и мужа одновременно. и конечно же же "честь офицера и мужа", мне понравилась концепция такого поступка. если бы в рассказе присутствовала только одна пуля, то ничего бы...
еще...

Ты берешь выданное тебе за абсолютную истину?
нет, я ее вообще не так чувствую, учитывая то, что для меня герой поступил так, чтобы уничтожить в себе и жену и мужа одновременно.
и конечно же же "честь офицера и мужа", мне понравилась концепция такого поступка. если бы в рассказе присутствовала только одна пуля, то ничего бы интересного не вышло.
Да, пейзажи, отношения, рыдания. это было и в жизни. А вот такое!

мне казалось, что отбросить чувства - это о том, что прекратить их переживать. а опираться на их наличие можно.
суббота, 15 декабря 2018 г.
Мята с корицей(Глава 6 — Потеря) Светлая Лана 18:03:01
В глазах Александры начинало темнеть. Казалось, что вот-вот душа девушки покинет её измученное тело, но некое желание жить заставляло бороться. Из последних сил Виноградова схватил стоящий рядом костыль и ударила им Кроули прямо в лицо. Вампир вовремя успел отскочить и серьёзно не пострадал. Да и, вообще, для такого чудовища нет ни страданий, ни радостей. Ругаясь и постанывая от боли, Александра кое-как сумела сесть на кровати. Девушка была готова кинуться в бой прямо сейчас, несмотря на своё хлипкое состояние. Военная только-только хотела было призвать своего демона, как поняла, что маленького зелёного кулончика нет на её шее.

Юсфорд надменно ухмылялся, наблюдая за тщетными попытками Виноградовой найти свой кулон. Ему нравился испуганный взгляд больших зелёных глаз, дрожание бледно-розовых губ, появление небольшой морщинке в центре лба девушки. О, да. Это прекрасное чувство, когда ты над кем-то доминируешь.

— Красотка, ты случаем не это ищешь? — спросил мужчина у военной.

Александру больно кольнуло в ногах, мурашки пробежали по спине. Как же она сразу-то не смогла догадаться, что кулон мог украсть её враг?! Офицер теперь ненавидел себя за такую нелепую ошибку. Её жизнь не было столь ценной как этот чёртов кулон, где находился демон. Если Виноградовой не станет, то её место займёт кто-нибудь другой, а вот найти другого демона — задача невозможная.

— Скотина! — процедила сквозь зубы Александра.

— Ну, ну! Тише, милашка! — поднял руки Юсфорд в успокаивающем жесте. — У тебя такая вкусная кровь, а ты ведёшь себя так жестоко и холодно со мной. Не расстраивай меня.

— Не смей давать мне глупо-ванильные клички! — крикнул офицер, кое-как поднявшись с кушетки. — Что ты можешь знать о нас, людях?! Что?! Ну, же скажи! Не знаешь?!

— Ох, ну ты и крикливая… — вздохнул вампир. — Вообще-то, я тоже когда-то был человеком, поэтому прекрасно знаю о всех человеческих чувствах. Правда со временем я начинаю забывать о них. Вечность — это сущий ад. Я даже завидую тебе, красотка. Когда-нибудь смерть примет тебя в свои объятия, а я так и продолжу свои скитальческие дни вампира.

От слов мужчины у Виноградовой ёкнуло в сердце. Он был человеком… Человеком! Так неужели вампиры и люди близки по своей природе, а, может быть, между ними можно поставить знак равенства? Нет, нет! Вампиры — вечные бесчувственные твари, пусть они и были раньше людьми. С другой же стороны, это поразительно! Александра не могла себе и во сне представить, что даже такой жестокий кровосос, как Кроули Юсфорд, был когда-то самым обыкновенным мужчиной.

— Человеком?.. — пролепетала девушка, выпустив из рук костыль.

— Ты мне не веришь? Я не понимаю, что у тебя написано на лице, — наклонил голову на бок Кроули.

Александра не могла пошевелиться, её тело словно окаменело. Вампир тем временем подошёл к военной вплотную, наклонился к её лицу. Его горячее дыхание опалило щеку Виноградовой.

— Можешь не верить, но это правда. Эту чудесную вещицу я заберу с собой. Прощай, сладенькая, — прошептал мужчина, внезапно чмокнув офицера в щёку.

Военная даже не успела ничего возразить в ответ, как враг покинул лазарет. Она ощущала себя вдвойне беспомощной. Теперь ещё и её демона украли. Почему-то именно сейчас Виноградовой вспомнилась первая встреча со своим демоном. Девушка помнила, как она погрузилась в транс. Тогда перед глазами появился уютный маленький домик, находившийся где-то в далёкой Эстонии. Зашумели деревья своими ярко-зелёными листьями, почувствовала запах свежей выпечки. На пороге появился силуэт женщины. Девушка сразу узнала в нём свою мать. Длинные светлые волосы и очень грустные голубые глаза — такой запомнила Александра свою любимую матушку. Виноградова совсем не была на неё похожа. Такая дерзкая, смелая и боевая девчонка у такой робкой, хрупкой и утончённой женщины.

— Мамочка… — прошептала тогда военная, чувствуя, как слёзы жгут глаза.

— Сашенька, наконец-то, ты пришла. Забегай домой, а то пирожки остынут, — улыбнулась матушка.

На кухне на тарелки лежали свежие пирожки с вареньем, её любимые. От них очень вкусно пахло, однако у офицера быстро пропал аппетит. Вроде бы, и всё как в детстве, а кажется, что что-то здесь не так. Почему-то Виноградовой не тепло на душе, неуютно.

— Ты не моя мать! — воскликнула Александра.

Лицо женщины вмиг исказилось. Глаза женщины стали алыми-алыми. Псевдо-матушка улыбалась сумасшедшей улыбкой. По спине девушки прошли мурашки. Теперь она до жути боялась женщины, которые оскалилась, обнажив два острых клыка.

— Сдохни, милашка! — засмеялся демон.

Образ любимой матери исчез. Теперь военная была прижата к холодной стене демоном. Его алые глаза погружали девушку в пучину отчаяния. Однако Александра сумела победить монстра. Она не помнила, как ей удалось подчинить себе демона да и не хотела. Виноградова только запомнила, что его звали Озэму. С японского это означало «правитель». Этот демон был спокоен, как бывает спокойно море во время штиля, горд, как истинный самурай. Однако он признал своей хозяйкою Александру.

Виноградова не общалась со своим демоном: она считала, что у неё своя жизнь, человеческая, а у него — демоническая, вечная и унылая. Они были просто «коллегами». Александра ненавидела и вампиров, и демонов, но к Озэму относилась более-менее нейтрально. А сейчас она поняла, что ей не хватает его кампании. Не зря говорят, что начинает ценить только тогда, когда потеряешь. Однако нельзя было раскисать, Александре надо было спасать товарищей, если они ещё живы.
пятница, 14 декабря 2018 г.
f***ing life Цeз 20:18:55
<<Умри ради нелюбимой...>>

­­

"Привет. Как ты? Ты тепло одет? А ел ли ты сегодня? Снова спал совсем немного? Сколько раз мне ругаться надо? Ведь я волнуюсь, беспокоюсь. Как дни проводишь? А меня вспоминаешь? Ты скучаешь? Я знаю что нет, не ври хотя бы сейчас. Ты никогда не скучал. Дела ради меня не бросал. Не искал поводов встретится. Скажи правду... Любил? Ты так и не ответил. Кого ты хотел обмануть из нас троих. Нужна ли я была тебе? Ведь ты так был рад увидеть меня... или это тоже ложь? Мы оба глупостью занимались. Но я хотя бы страдаю, а ты? Я не люблю тебя, но я скучаю. И я просто хочу услышать привет, увидеть сообщение от тебя. Я хочу чтобы ты страдал как я.
Прости что написала. Прощай."


­­Тима Белорусских - Мокрые кроссы
20:21:58 Цeз
Я так и не отправила эти слова. Не хочу лишний раз, ворошить осиный улей.
02:32:48 Цeз
Но я такая устала от лжи. Я так устала....
тык-пык YANKII. в сообществе дом для тихони / НГ ЛОТЕРЕЯ! 17:22:21

SHIELD MAIDEN

­­

Бэкапчик.

Мне он очень нравится, может кому-нибудь тоже приглянется.
Подробнее…
­­


Отп-ссылка в лс.

А еще у нас НГ лотерея!1
http://hochukurnut.­beon.ru/4-383-.zhtml­#e23




Категории: Самый вишневый;, Бэкап;
показать предыдущие комментарии (10)
11:42:52 а м ф и т а м и н.
отп
15:00:09 Silеnziо
отп пожалуйста .з
17:27:51 HIM0RI
отп
12:33:56 Освальд Мандус
отп
четверг, 13 декабря 2018 г.
ef a tale of memories phone call спойлер! Altina Orion 19:33:37

Die Bitch

Подробнее…­­
W саdmium 15:47:10

If I’m not the one you need-th­en just let me free. I’m down on my knees.

Да ну нахуй эту вашу штуку под названием «доверие».
Мне надоело, спасибо.
среда, 12 декабря 2018 г.
F kurs rockstar 15:55:55
спасибо за сегодняшний день, спасибо, что я многое понял. смотрю фильм почти знаменит,сначала подумал, что это полный отстой, через час ещё понял как это нормально , интересно рассказывается жизнь рок-музыкантов, роль молодого журналиста среди них, многие моменты наглядно показаны , становится все интереснее
все также жду, иду к своим целям, верю, что скоро всё изменится

Музыка солнце, купи мне гитару
Настроение: огонь
Хочется: Заниматься музыкой
Категории: Музыка, Спорт, Жизнь, Курс, Александр Курс, Kurs, Alex kurs, Rock, Music
Перевод Diabolik Lovers ~ Haunted Dark Bridal ~. Пролог пом чан 14:28:08
­­

Монолог


Чем сильнее я тебя люблю, тем сильнее мне хочется съесть тебя.

Если ты объединишься со мной, эта жажда, эта боль…

Всё это исчезнет?

Чем ближе я к тебе, тем дальше ты от меня.

Как будто ты всего лишь пустынный мираж,
Тусклая иллюзия.

Лорд Рихтер.

~ Снаружи таинственного особняка, ночью ~


Юи: Я пришла сюда, как мне и сказали, но... если верить слухам, это место... дом с привидениями...

Юи: Люди, которые указывали мне направление, реагировали одинаково... Это не может быть ошибкой, верно?

Юи: (В этом месте живут мои родственники? Серьёзно?)

Юи: (Ах... Хотя, я не думаю, что Отец дал бы мне недостоверную информацию.)

[Бьёт молния; начинается дождь.]

Юи: Кья-я-я-я!!

Юи: (Похоже, у меня нет выбора, кроме как проверить этот дом.)

[Юи стучит в дверь.]

Юи: ...Извините!...

[Юи снова стучит в дверь.]

Юи: Извините!

Юи: (Нет ответа... Эх... Что же мне делать? Внутри никого. Света тоже нет...)

Юи: (Ну, возможно, так и должно быть. В конце концов, это место знаменито как «дом с привидениями».)

Юи: (Священнослужители,­ живущие в, якобы, доме с привидениями...)

Юи: (Это безусловно какая-то ошибка.)

~ Флэшбек. Внутри церкви ~


Юи: Э?!... Тебя пригласили в зарубежную церковь? И ты уезжаешь уже завтра...

Отец: Не кричи, Юи. Успокойся.

Юи: У-успокоиться...? Если бы тебе внезапно сказали нечто подобное, ты бы чувствовал тоже самое!

Юи: Найти новую работу за границей... Куда ты хотя бы едешь?

Отец: М-м... Вроде бы... в восточную Европу.

Юи: В-восточную Европу? Ты имеешь в виду восток Европы?

Отец: Да. Это тот же район, в котором я жил, когда был ребёнком.

Отец: Я ничего не могу поделать. Церковь послала мне официальный запрос, и он вроде бы очень срочный.

Юи: Нет... Тогда что будет с этой церковью?

Отец: Они уже нашли преемника. Не беспокойся об этом.

Отец: Более того... Что бы не случилось, ты останешься в Японии.

Юи: ...А?

Отец: Юи... Послушай внимательно. Я... считаю, что должен ехать один.

Юи: ...?!

Отец: Я... не возьму тебя с собой.

Юи: Ни за что..! Ты не поедешь туда один... Я должна переехать с тобой...

Отец (агрессивно): Ты не можешь!

Юи: Ах...?! Папа?

Отец: Извини... Для меня это тоже очень неприятно.

Отец: Но... это всё... ради твоего же блага. Пожалуйста, пойми это.

Юи: Кх... Бросить свою единственную дочь в Японии... И это для моего блага?

Отец: Ах...

Юи: (Отец выглядит так, будто ему действительно больно... Ну, и почему мы не можем поехать вместе?)

Юи: ...Ты можешь отказаться от этого запроса?

Отец: Я уже думал об этом, много раз. Но... эту работу могу сделать только я...

Юи: Работа, которую можешь сделать только ты?

Отец: ...М...

Отец: В-в любом случае, я надлежаще подготовился, так что у тебя не возникнет проблем.

Отец: Я уезжаю завтра ночью. Складывай вещи. Тебе придётся положится на человека, проживающего по этому адресу.

Юи: ...Кто... живет здесь?

Отец: Я никогда не рассказывал тебе о нём, потому что мы с ним давно не виделись, но этот дом принадлежит нашему дальнему родственнику.

Отец: У него есть связи с церковью, так что он в курсе сложившейся ситуации.

Отец: Он не сделает тебе ничего плохого, так что...

Отец: Думай о нем, как о временном отце, и обращайся, если что-нибудь понадобиться.

Юи: ...Хорошо...

~ Конец флэшбека ~


Юи: (Это действительно тот самый дом с привидениями...?)

Юи: (Ах... Мне и вправду стоило заставить папу взять меня с собой.)

Юи: (Но тогда... папа выглядел таким злым. Казалось, он хотел помешать мне поехать с ним любой ценой.)

Юи: (Зачем ему это?)

Юи: (А также эта «работа, которую может сделать только он»... Что вообще это значит?)

Юи: (Папа... простой священник. Самый развитый его навык — это, вероятно, садоводство или что-то вроде...)

[Дверь особняка со скрипом открывается.]

[B]Юи:
А?..

Юи: (Дверь... только что открылась сама по себе?)

Юи: Ах... этого не может быть...

[Юи стучит в дверь.]

Юи: Извините! Кто-нибудь дома?

Юи: Я дочь Комори! Мой отец должен быть сообщить о моем прибытии... Я войду, хорошо?

[Юи проходит в холл.]

Юи: (Я зашла внутрь, но... Похоже, здесь никого нет.)

Юи: (Но дверь открылась, значит здесь должен быть кто-нибудь. Я-я уверена в этом...!)

Юи: Э... я могу пройти?

Юи: (У-уф... Мне немного страшно... Но я должна идти дальше.)

[Юи заходит в гостиную.]

Юи: (...Здесь тоже никого. Но тогда как дверь открылась?)

Юи: В записке, написанной папой, наверное, какая-то ошибка.

Юи: (Тогда нужно позвонить ему... Но я не очень хочу, чтобы он волновался...)

Юи: Тем не менее, такими темпами я не добьюсь никакого прогресса... Эм, телефон... телефон... А?!)

­­

??? (Аято): ...

[Снаружи бьёт молния.]

Юи: Кья-я-я!!

Юи: (Т-только что... ударила молния... и я увидела ч-человека!)

Юи: Э-эм... П-прошу прощения?

??? (Аято): ...

Юи: (Он спит? Я не хочу будить его, но... он...)

Юи: Привет? Ты живешь здесь?

??? (Аято): ...

Юи: Привет? Ты в порядке?

Юи: (Ах...?! Я дотронулась до его кожи, и она... невероятно холодная?)

Юи: Э? Он не... он не дышит...!! Он мёртв!!

[Сердцебиение.]

Юи: Ах... Э-э-э!!

Юи: (Что это...?! Внезапно... мое сердце начало... болеть!!)

Юи: (...Что со мной происходит?...)

???: «Где ты? Где... Где ты?»

Юи: (Ах... Чей-то голос... раздаётся прямо в моей голове...)

Юи: Ах... ах... гха... В любом случае... я должна вызвать... скорую...

Юи: (Моё собственное здоровье подводит, но в первую очередь... я должна помочь этому человеку.)

[Юи набирает номер скорой помощи.]

Юи: З-здравствуйте? Мне нужна помощь. Эм... здесь кто-то умер.

Юи: Э? Адрес... Эм... Если я правильно помню...

??? (Аято): Ах...

Юи: ...Ах?

­­

??? (Аято): ... Заткнись...

Юи: Кья-я-я?!

[Аято садится.]

Юи: (О-он схватил меня... за запястье...?!)

??? (Аято): А...?! Что с тобой, черт дери, такое...? Орёшь в чужом доме.

Юи: Х-ха?!

Юи: (Всего секунду назад... его сердце не билось... что?!)

??? (Аято, удивленно): Хех... женщина. Что ты делаешь в таком месте, ха?

Юи: Т-т... ты... минуту назад...

??? (Аято): Минуту назад что? Я просто спокойно спал в своём собственном доме... Какие-то проблемы?

Юи: П-просто спал?! Н-но... Я уверена, что ты...

Юи: (Его сердце ведь остановилось, верно?)

??? (Аято, ещё более удивленно): Уверена, что я... что?

Юи: А?!

[Аято толкнул Юи на диван.]

Юи: (Ч-чт...?! О-он толкнул меня...?!)

??? (Аято): Ты как мотылёк, которого тянет к пламени, да? Я как раз голоден.

??? (Аято): Нет ничего лучше, чем устроить банкет сразу после того, как проснулся... Хе-хе-хе...

[Аято наклоняется к Юи.]

Юи: О-отпусти меня!! Что ты делаешь?!

??? (Аято): Это я должен у тебя спрашивать. Это ты внезапно вломилась в мой дом.

Юи: Э-это так, но... но я должна была прийти сюда...

??? (Аято): Заткнись.

Юи: Ах...!! Н... нет!!

??? (Аято): Ты такая активная добыча. Перестань сопротивляться, просто будь немного... потише.

[Треск.]

Юи: К-Кья-я-я?!

Юи: (Э-этот человек... такой странный! Ни с того ни с сего делать нечто подобное...)

Юи: Ах... Не трогай меня!!

Юи: (Боже, пожалуйста...!!)

[Глухой стук.]

??? (Аято): Воу?!

Юи: Гха...!

??? (Аято): А...?! Ч-что это было?!

[Открывается дверь; в комнату заходит Рёджи.]

??? (Рейджи): К чему весь этот шум? Надеюсь, что для твоей активности сразу после пробуждения есть разумная причина, Аято.

Аято: Э... Рейджи...

Рейджи (насмешливо): В чём дело? Кажешься растерянным.

Юи: (У-ух... у меня есть шанс сбежать!)

[Юи подбегает к Рейджи.]

Аято: ...А! Эй!!

Юи: П-пожалуйста, помоги мне...!!

Рейджи: Хм? ...А ты...?

Юи: Я-я... Юи Комори. Я должна была остаться жить здесь...

Рейджи: Что? Остаться жить здесь? Аято, что это значит?

Аято: Хпмф... Как будто бы я знаю! Ты ничего об этом не говорила, Доска!

Юи: Н-ну... ты внезапно напал на меня, и... и, в любом случае... подожди, «Доска»...?

Аято: Глупая, это потому что у тебя нет груди, Дос-ка!

Юи: Ах...! (К-какого чёрта? О чём он вообще говорит?)

Аято: В любом случае, Рейджи, ты что-нибудь слышал об этом?

Рейджи: Нет.

Юи: Т-тогда, в конце концов... произошла какая-то ошибка... Эм... А ты кто?

Рейджи: Я Рейджи. Рейджи Сакамаки.

Юи: Рейджи... сан...

Юи: (Хорошо. В отличии от Аято до этого человека хотя бы можно достучаться.)

Юи: Эм...

??? (Лайто): Оу, что такое?

Юи: Ах...?!

[Лайто подкрадывается к Юи.]

??? (Лайто): Это что, действительно милая девушка в подобном месте?

Юи: Кья-я-я?!

Юи: (О-откуда он появился?)

??? (Лайто): Хе-хе-хе... Приветик, рад встрече, Сучка...

Юи: Ах...!! (Он лизнул меня...!!!!)

Рейджи: Лайто, такие действия по отношению к женщине, которую ты только что встретил, — наглость, разве не так?

Лайто: Аха! Рёджи также строг, как и всегда. Разве это не замечательно? Я только что попробовал на вкус восхитительную девушку.

Аято: Чёрт, я убью тебя, ублюдок. Обслюнявить Доску до меня...

Лайто: А-ха-ха ~ Ты должен обслюнявить добычу до того, как это сделают твои дикие братья, м? Иначе они её съедят ~ Правда, Канато-кун?

[